Считается, что подростками называют детей 12-15 лет, причем период 11-12 лет определяется как препубератный период, а 13-15 лет – как пубератный. Хотя некоторые исследователи возраст с 9 лет до 21 года считают подростковым (тинэйджеры, как модно сейчас говорить).

Подростковый возраст является переходным от детства к зрелости и значительно отличается от кризисов младших возрастов. Связано это с сочетанным воздействием на подростка целого ряда соматических, психологических и социальных факторов.

В этом возрасте постепенно формируются вторичные половые признаков, происходит изменение взаимоотношений частей тела. Туловище – еще отстает в росте, а конечности быстро удлиняются из-за чего движения становятся угловатыми и неуклюжими. У некоторых детей рост внутренних органов не успевает за ростом костей и мышц, что приводит к развитию целого ряда функциональных заболеваний, особенно сердечно-сосудистой системы. Часто выставляют такие диагнозы, как вегето-сосудистая дистония, нейро-циркуляторная дистония, пролапс митрального клапана.

Активно развивается и гормональная (эндокринная) система, провоцирующая развитие психического беспокойства, повышенного уровеня тревожности.

У подростка появляются новые потребности, удовлетворить которые в условиях еще недостаточной социальной зрелости не всегда возможно. Поэтому депривация (отсутствие или отказ) потребностей в подростковом возрасте наблюдается чаще и выражена значительно сильнее, чем в более младшем возрасте, и преодолеть ее из-за отсутствия синхронности в психическом и социальном развитии подростка очень трудно.

В дошкольном и младшем школьном возрасте для ребенка родитель выступает в качестве примера для подражания, тогда как в подростковом периоде появляется критика в адрес взрослых, недостатки которых выпячиваются.

Многочисленные исследования доказали, что подростки более объективно оценивают своих родителей, чем те своих детей. Следует отметить, что потребность в неформальном общении с родителями очень велика у подростков, но удовлетворяется она меньше, чем наполовину. Так, только треть подростков удовлетворена общением с матерью и лишь каждый десятый – с отцом. Среди школьников, имеющих доверительные отношения с родителями, устойчивую самооценку дают подавляющее большинство из них, а среди тех, у кого общение жестко регламентировано, — только четверть.

Проявляются реакции оппозиции, имитации, компенсации, гиперкомпенсации, эмансипации, группирования и некоторые другие реакции, обусловленные формирующимся половым влечением.

Реакция «оппозиции» — это активный протест, ее причиной могут быть слишком высокие требования, предъявляемые к подростку, непосильные нагрузки, утраты, недостаток внимания со стороны взрослых. Возникая в детстве, оппозиция усиливается в подростковом возрасте.

Реакция «имитации» проявляется в стремлении подражать определенному образцу, модель которого диктуется, как правило, компанией сверстников. Реакция может быть причиной нарушения поведения, если образец для подражания – асоциальный.

Реакция «гиперкомпенсации» выражается в настойчивом стремлении подростка добиться успеха в той области, в которой он слаб; неудачи в некоторых случаях заканчиваются нервным срывом.

Реакция «эмансипации» проявляется в стремлении освободиться от опеки, контроля и покровительства старших. Она распространяется и на порядки, законы и «стандарты» взрослых. Потребность в эмансипации связана с борьбой за самостоятельность, за самоутверждение себя как личности. В повседневном поведении это – стремление сделать все «по-своему», в крайних вариантах – уходы и побеги из дома.

Реакция «группирования» — возникший биологически стадный инстинкт. Группы в среде подростков возникают и функционируют по своим, еще недостаточно изученным социально-психологическим законам, среди которых наибольшую опасность представляет так называемая «автономная мораль», не совпадающая с требованиями родителей, школы, законов. Особенна сильна она у несовершеннолетних правонарушителей и преступников. Именно группа становится регулятором поведения для педагогически запущенных подростков. Особенно легко объединяются в группы наркоманы, социально распущенные, неустойчивые подростки, имеющие опыт асоциального поведения.

Развитие самосознания у подростков приводит к появлению экзистенциальных вопросов: «Кто Я?!», «Кем Я стану?», «Каким Я хочу и должен быть?». Именно с появлением новых вопросов к себе и о себе связана перестройка самосознания.

В период ранней юности происходит становление личной идентичности. В психологии выделяют четыре этапа развития идентичности, измеряемые степенью профессионального, религиозного и политического самоопределения молодого человека:

  1. «Неопределенная, размытая идентичность» характеризуется тем, что индивид еще не выработал четких убеждений, не выбрал профессии и не столкнулся с кризисом идентичности.
  2. «Досрочная, преждевременная идентификация» имеет место, если индивид включился в соответствующую систему отношений, но сделал это не самостоятельно, в результате пережитого кризиса, а на основе чужих мнений, следую чужому примеру и авторитету.
  3. Для этапа «моратория» характерно то, что индивид находится в процессе кризиса самоопределения, выбирая свой, единственный вариант развития.
  4. Этап «зрелой идентичности» характеризуется завершением кризиса; индивид переходит от поиска себя к самореализации.

 

Именно в период ранней юности осуществляется открытие своего внутреннего мира. Для ребенка единственной осознаваемой реальностью является внешний мир. Он прекрасно осознает свои поступки, но еще не осознает собственных психических состояний. До этого возраста психические состояния и их изменения четко были связаны с внешней ситуацией: ребенок сердится, когда его кто-то обидел, если радуется, то на это тоже есть внешняя причина. Для юноши внешний мир становится одной из возможностей субъективного опыта, средоточием которого является он сам. Молодые люди Обретают способность погружаться в себя, в свои переживания, юноша заново открывает целый мир через призму собственного психического состояния: новых эмоций, красоту природы, звуки музыки. Собственные эмоции воспринимаются как состояние собственного «Я».

Определенное место занимает и становление морального самосознания. Существует, так называемая, когнитивно-генетическая теория морального развития личности американского психолога Лоренса Колберга. Развивая идеи Ж. Пиаже и Л. С. Выготского о том, что развитие морального сознания ребенка идет параллельно с его умственным развитием, Колберг выделяет в нем несколько фаз.

  • «Доморальному уровню» соответствуют следующие стадии: 1) когда ребенок слушается, чтобы избежать наказания; 2) когда ребенок руководствуется эгоистическими соображениями взаимной выгоды (послушание в обмен на какие-то блага и поощрения).
  • «Конвенциональной морали» соответствуют стадии: 3) модель хорошего ребенка, движимого желанием одобрения со стороны значимых других и стыдом перед их осуждением, и 4) установка на поддержание существующих порядка и правил (хорошо то, что соответствует правилам).
  • «Автономная мораль» переносит моральное решение внутрь личности. Она открывается стадией 5А), когда подросток осознает относительность и неустановленность нравственных правил, требует их логического обоснования, усматривая таковое в принципе полезности. На стадии 5Б) релятивизм сменяется признанием существования некоторого высшего закона, выражающего интересы большинства. Лишь после этого (стадия 6) формируются устойчивые моральные принципы, соблюдение которых обеспечивается собственной совестью, безотносительно к внешним обстоятельствам и рассудочным соображениям.

 

Знание особенностей становления морального сознания ребенка способствует построению правильного педагогического и лечебного процессов и позволяет избегать возникновения детских и подростковых психогенных нарушений.