Это легкий вариант аутизма или высокофункциональный аутизм. Таких деток могут не выявить при обычном осмотре, но позже они часто обращаются к психотерапевту из-за затяжных депрессий.

Их описания своего состояния с детства очень похожи…

Я был идеальным ребенком, мог часами играться один. Мне никогда никто не нужен был. Я не понимал зачем мама/папа/бабушка/дедушка меня часто спрашивают — ты меня любишь.

И отвечал только из-за того, что нужно было ответить. Мне с детства никто не был нужен. Вообще не помню, чтобы чувствовал любовь от кого-то. Пойти в школу для меня было очень трудно. Вообще менять обстановку очень тяжело. Я не знаю как общаться в коллективе, у меня не было особо друзей ни в школе, ни в универе, ни на работе — одни приходят, другие приходят. Знаю только одно — верю всем, не доверяю никому.

Чувство тревоги у меня есть всегда, описать это невозможно, я не могу сказать что чего-то боюсь, но всегда в напряжении.

Жена/муж называют меня черствой/ым, холодной/ым, безразличной/ым. Но как быть другим я не знаю и не понимаю — деньги есть, квартира/машина есть, что еще нужно.

Если что-то случается, то для меня сразу это провал в океан ощущений и переживаний, из которого долго не могу выбраться. Поделиться с кем-то тоже не могу.

Иногда алкоголь/анаша/еще что-то облегчают состояние — как будто сразу начинаю понимать других, а так мы из разных миров.

Иногда мне становится что-то интересно, но как только я этого добиваюсь, снова погружаюсь в свое состояние безразличия.

Мысли о смерти и суициде есть почти всегда, у многих с детства. Но даже на смерть они смотрят очень абстрактно, как на обычный факт, который не пугает